Ваш успех на форекс

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Forex4you

Часть.2

6. БИРЖЕВЫЕ ГУРУ

Гуру появились одновременно с биржевой игрой. Классическое произведение о биржевых психозах - "Необычайно массовые заблуждения и безумие толпы" (Extraordinary Popular Delusions and the Madness of Crowds) - вышло в 1841 году в Англии. Эта книга переиздается и по сей день. Ее автор, Чарльз Макей (Charles Mackay), описал различные массовые психозы - такие, как "голландская тюльпаномания" (Dutch tulip mania), "бум южных морей" (South Seas bubble) в Англии и другие. Человеческая природа меняется медленно, и сегодня биржевики охвачены новыми массовыми психозами, в том числе и психозом "гуру".

Сейчас, в связи с совершенствованием систем телекоммуникаций, психозы "гуру" развиваются быстрее, чем столетия назад. Даже образованные вкладчики и биржевики следуют за бир-жевыми гуру, уподобившись истово уверовавшим в лжемессий времен средневековья.

На финансовых биржах есть три типа гуру: это гуру биржевого цикла (market cycle gurus), гуру чудодейственного метода (magic method gurus) и гуру-ископаемые (dead gurus). Первые предсказывают важные перемены биржевого курса. Вторые поставляют "уникальные методы" - прокладывают новые столбовые дороги к богатству. Третьи, избежав критических стрел, обязаны своей славой уходу из мира сего.

Гуру биржевого цикла

В течение многих десятилетий на бирже США действовал четырехгодичный цикл. Существенные падения и минимальные уровни отмечались в 1962, 1966, 1970, 1974, 1978 и 1982 годах. Подъем происходил, как правило, за два с половиной или три года, а спад - за год-полтора.

Новый гуру биржевого цикла появляется с наступлением чуть ли не каждого крупного цикла, т.е. примерно раз в четыре года. Венец его славы сияет два-три года. Период правления каждого гуру совпадает в США с длительным периодом игры на повышение.

Гуру биржевого цикла предвещает крупные подъемы и спады. С каждым верным предсказанием слава его растет, побуждая все большее число людей совершать куплю или продажу при новом его прогнозе. Когда гуру становится центром всеобщего внимания, его слова воспринимаются уже как само собой разумеющееся пророчество. Если вы распознаете новоиспеченного преуспевающего гуру, есть смысл следовать его советам.

Учитывая, что аналитиков биржи тысячи, кто-то из них, безусловно, должен оказаться на высоте в тот или иной момент. Большинство попадает в конце концов в "яблочко", но эта точность сродни той, что бывает у сломанных часов:

ведь и они дважды в день показывают точное время. Вкусившие радость триумфа подчас совершенно падают духом, когда праздник окончен, и вылетают из игры. Однако немало и таких, кто ждет своего очередного триумфального часа, а в перерывах работает как обычно.

Успех гуру биржевого цикла вершится не только в миг удачи. Дело в том, что у каждого есть своя, излюбленная биржевая теория. Эту теорию - будь то теория циклов (Cycles theory), объема сделок (Volume of Trades theory) или волновая теория Эллиотта (Elliott Wave theory) - он обычно преподносит за несколько лет до своего звездного часа. Сначала биржа отнюдь не вдохновляется этим детищем и отворачивается от него. Но, меняясь от года к году, она постепенно принимает его. Вот тогда-то на биржевом небосклоне восходит и загорается звезда этого гуру.

Не правда ли, эта картина напоминает происходящее в мире фотомоделей? Меняются вкусы - меняется и спрос. Одно время в моде были блондинки, потом стали рыжие. И вот уже вчерашняя белокурая звезда сошла с обложки крупнейшего женского журнала. Она никому не нужна: теперь требуется брюнетка или модель с родинкой на щеке. Меняется не модель - меняются вкусы.

Гуру - это всегда выходцы с задворков биржевого анализа. Их не встретишь среди аналитиков из крупных фирм и организаций. Эти специалисты осторожничают и никогда не блещут прогнозами, потому что составляют их по схожим методикам. Гуру биржевого цикла - непрофессиональный биржевик, выдвигающий уникальную теорию.

Гуру обычно зарабатывает на жизнь, публикуя биржевые бюллетени, а разбогатеть он может на консультационных услугах. Количество подписавшихся на его издания может за год подско-чить с нескольких сотен до десятков тысяч. По сообщениям прессы, один из гуру последнего периода нанял трех секретарей специально для обработки почты с присланными деньгами, потоки которых стекались в его фирму.

На конференциях вкладчиков гуру окружает толпа поклонников. Если вам случится попасть в этот хоровод, обратите внимание, что поклонники редко когда просят кумира рассказать о его теории. Для них достаточно внимать самим звукам его голоса. Увидеть его также весьма престижно, чем они и похваляются перед своими знакомыми.

Гуру остается в почете, пока происходящее на бирже совпадает с его теорией: обычно слава его меркнет по окончании четырехгодичного биржевого цикла. В определенный момент ситуация на бирже меняется, разворачиваясь далее по другому сценарию. Гуру же, продолжая действовать по старинке, вместо былого успеха быстро теряет свою паству. А когда его предсказания больше не сбываются, всеобщее преклонение сменяется всеобщей ненавистью. И нового звезного часа у имевшего публичный провал гуру уже не случается.

В начале 70-х годов верховным гуру биржевого цикла был Эдсон Гулд (Edson Gould). Он строил свои прогнозы на основании изменений стратегии Федерального резервного банка (Federal Reserve Bank), которую определял по переменам учетной ставки (discount rate). Согласно его знаменитому правилу "три шага - на четвертом споткнулся", трехразовое повышение этой ставки означает ужесточение биржевой ситуации и последующую игру на понижение (bear market). И наоборот, трехразовое уменьшение ставки - сигнал разворачивания финансовой дея-тельности и тенденции к повышению (bull market). Гулд также разработал оригинальный графический метод - диаграммы темпа (speedlines). Это линии тенденции, угол наклона которых зави-сит от скорости развития тенденции.

Пик славы Гулда пришелся на 1973-1974 годы, в период тенденции на понижение. Он взлетел на биржевой Олимп, точно предсказав декабрьский спад 1974 года, когда промышленный индекс Доу Джонса (Dow Jones Industrials) упал до 500. Когда биржа устремилась вверх, Гулд с помощью своих диаграмм темпа правильно уловил ее ключевые поворотные моменты (turning points), и слава его возросла. Но затем Америку залила ликвидность, инфляция усилилась, и методы Гулда оказались непригодными, ибо были рассчитаны на другую финансовую ситуацию. К 1976 году он потерял большинство своих приверженцев, и сегодня мало кто вообще помнит его имя.

Новый верховный гуру - Джозеф Гранвилл (Joseph Granville) - появился в 1978 году. Измнения цен следуют за изменением объема сделок с акциями - эту свою мысль он выразил весьма образно: "Объем - это пар, движущий рыночный паровоз". В автобиографии Гранвилл написал, что его осенило, когда он, сидя в туалете, разглядывал узор из кафельных плиток на полу. Он пе-ренес узор-график с пола на страницы бюллетеня, но биржа не прислушалась к его прогнозам. Он разорился, развелся и, оставшись без крова, ночевал на полу в конторе своего приятеля. К концу 70-х биржа - как никогда прежде - начала играть по сценарию Гранвилла, и тогда к нему стали прислушиваться.

Гранвилл гастролировал по Соединенным Штатам, выступая перед морем людей. Он выежал на сцену в карсте, оглашал прогнозы и бранил биржевых заправил, если те не желали при-знавать его теорию. Он пел, играл, а иногда и скидывал брюки - дабы произвести впечатление. Его прогнозы поражали точностью; он стал центром всеобщего внимания; средства массовой информации цитировали его наперебой. Гран-вилл сделался очень крупной фигурой: он стал задавать тон бирже. Когда он объявил, что играет на понижение, индекс Доу упал более чем на 40 пунктов в день - огромный по тем временам об-вал. Успех опьянил Гранвилла. В 1982 году на бирже началось повышение, но Гранвилл продол-жал предсказывать спад, неуклонно советуя своим редеющим последователям играть на понижение. В 1983 году повышение усилилось. Гранвилл наконец сменил тактику, посоветовав перейти на куплю, когда индекс Доу уже возрос вдвое. Он продолжает издавать биржевой бюллетень - отблеск его прежнего ореола.

Очередной гуру - Роберт Пректер (Robert Prechter) - заявил о себе в 1984 году. Свою карьеру он сделал как специалист по волновой теории Эллиотта. Р. Н. Эллиотт (R. N. Elliott) - прозябавший в нищете бухгалтер - разработал ее в 30-е годы. По его теории, повышение на бирже совершается в 5 волн-этапов, а понижение - в 3, при этом каждый этап можно разделить далее на более мелкие.

Аналитические бюллетени Пректера, как и в случаях с его предшественниками, долгое время имели лишь скромный успех. Когда при игре на повышение индекс Доу перевалил за 1000-ную отметку, публика обратила внимание на молодого аналитика, утверждавшего, что это - лишь ру-беж на пути к 3000. Тенденция на повышение крепла с каждым месяцем, а вместе с ней росла и слава Пректера.

В 80-е годы - разгар игры на повышение - эта слава из узкого круга биржевых публикаций и конференций для вкладчиков вырвалась на простор телевидения и популярных журналов, кото-рым Пректер давал интервью. В октябре 1987 года кумир оплошал, дав сначала указ совершать продажу, а затем - переходить на куплю. Когда индекс Доу рухнул вниз на 500 пунктов, всеобщее преклонение перед ним сменилось негодованием и ненавистью. Одни винили его за этот спад, другие были недовольны, что биржа так и не достигла предсказанного им пика в 3000. Консультационная деятельность Пректера сошла на нет, и он практически свернул ее.

Все гуру биржевого цикла имеют несколько общих признаков. Они заявляют о себе в сфере прогнозов за несколько лет до своего звездного часа. У каждого есть своя, уникальная теория и группка последователей; каждый внушает некоторое доверие, просто-напросто держась на плаву в консультационной сфере. Последователей гуру не смущает, что его теория не оправдывала себя несколько лет кряду. Когда она срабатывает, то привлекает внимание средств массовой информации. Когда же теория перестает действовать, всеобщее преклонение перед гуру сменяется ненавистью.

Угадать в новом гуру будущую звезду и примкнуть к его окружению сулит выгоду. Но еще важнее предугадать пик его карьеры, ибо все гуру терпят крах - и начало его приходится на зенит их славы. Если средства массовой информации становятся благосклонны к гуру - значит, он добрался до этой вершины. Средства массовой информации остерегаются не имеющих успеха биржевиков. Если биржевая звезда удостоилась внимания нескольких многотиражных журналов, ее закат не за горами.

Еще один признак зенита славы - интервью звезды в "Баррон'с" (Barron's). Каждый год, в ян-варе, этот крупнейший американский деловой еженедельник собирает совет выдающихся аналитиков: они изрекают мудрые мысли и делают прогнозы на грядущий год. Обычно на этот совет приглашают "безопасных аналитиков", т.е. тех, кто специализируется на прогнозах в соотношении цен и зарплаты, отраслей с наметившимся ростом и т.д. Включить в число приглашенных на январскую встречу гуру-звезду с какой-нибудь диковинной теорией - для "Баррон'с" крайняя редкость. Званым бывает лишь избранник публики, так как, исключив его из этого круга, еженедельник рискует уронить свой престиж. И Гранвилл, и Пректер, будучи в зените славы, выступа-ли на январском совете. И оба терпели крах всего несколько месяцев спустя. Так что не рекомендую вам продлевать подписку на бюллетени очередного биржевого гуру, приглашенного на январский совет.

Появление новых гуру неизбежно в силу природы биржевой толпы. Прежнему гуру биржевого цикла до былых вершин не подняться. Раз споткнувшись, он из кумира превращается в объ-ект насмешек и ненависти. Так, разбитой драгоценной вазе - сколько не склеивай - прежней ценности не вернешь.

Гуру чудодейственного метода

Если гуру биржевого цикла - обитатели биржи акций, то "гуру чудодейственного метода" фигурируют в основном на фьючерсных рынках (futures markets). Звезда такого гуру вспыхивает на финансовом небосклоне, когда он открывает новый метод анализа или ведения биржевой игры.

Биржевик всегда ищет способы обойти коллег-соперников. Надежный прием игры для него - все равно что боевое оружие для средневекового рыцаря, и он также готов раскошелиться - лишь бы заполучить его. А уж если посулили волшебный ключик к неиссякаемой сокровищнице, его никакая цена не смутит.

Гуру чудодейственного метода и есть продавец связки таких ключиков. Но чем больше людей ознакомится и опробует этот новый метод, тем хуже для метода: он неизбежно изнашивается и выходит из моды. Над биржами всегда веют ветры перемен, и вчерашние методы могут сего-дня не сработать, не говоря уже о завтрашнем дне.

В начале 70-х годов Джейк Бернстайн (Jake Bernstein) - чикагский составитель бюллетеней - стал знаменит благодаря своим прогнозам взлетов и спадов на основе биржевых циклов. Его методы действовала хорошо, и слава его росла. Бернстайн поставлял дорогостоящие бюллетени, проводил конференции, заправлял фондами и публиковал книгу за книгой. Но биржа, как ей и полагается, изменилась, ослабив в 80-е годы свою цикличность.

Еще одна яркая чикагская звезда - Дж. Питер Стейдлмайер (J. Peter Steidlmayer). Он разрабо-тал метод "Рыночный профиль" (Market Profile), призванный открыть секреты рождения спроса и предложения. Последователи этого метода могли бы покупать на донышке (bottom) спада, а про-давать - на гребне (top) взлета. Скооперировавшись с предпринимателем Кевином Коем (Kevin Koy), Стейдлмайер организовал курс четырехдневных семинаров, принимая по 50 человек в группу и беря по 1600 долларов с каждого. Но заметного преуспеяния среди приверженцев "Рыночного профиля" отмечено не было, и теоретики рассорились. Стейдлмайер затем нашел себе место в брокерской фирме, время от времени возвращаясь к семинарским занятиям.

Как это ни странно, но и в наш век скоростной межконтинентальной связи репутация за ру-бежом мокнет медленно. Лишившись ореола славы на родине, гуру тем не менее может зарабатывать на экспорте своей теории. Это мне подтвердил один гуру, сравнивший свою" популяр-ность в Азии с карьерой закатившихся звезд американской эстрады и кино. В США им уже не найти поклонников, но за границей они еще могут зарабатывать на жизнь пением.

Гуру - ископаемые

Третий тип гуру - это гуру-ископаемое. Издатели переиздают его книги, новые поколения рьяных биржевиков кропотливо изучают курсы его лекций, народ слагает легенды об успехах приснопамятного аналитика. Но в лучах этой славы гуру-ископаемому уже не погреться - он в мире ином. Зато в этом мире есть кому погреть руки на его репутации и утративших силу авторских правах. Примеры приснопамятных гуру-ископаемых - Р.Н.Эллиотт и легендарный У.Д.Ганн (W.D.Gann).

Всевозможные дельцы продают "Курсы Ганна" (Gann Courses) и "Программы по Ганну" (Gann Software), уверяя, что их звезда - лучший биржевик во всей истории, что он оставил 50-миллионное состояние и т. д. Я беседовал с сыном Ганна - аналитиком одного из бостонских банков. И он сказал, что биржевой игрой его знаменитый папа даже не мог прокормить семью и зарабатывал на жизнь продажей своих инструкций по биржевому делу. Когда же, в 50-е годы, У.Д.Ганн скончался, все его состояние, включая и дом, было оценено примерно в 100000 долларов: не нищета, но и не богатство - по американским меркам. Легенду о биржевом корифее Ганне пытаются увековечить те, кто продает его инструкции и прочий товар доверчивым клиентам.

Последователи гуру

Биржевые гуру - народ разномастный. Некоторых уже нет среди нас, но палитра ныне живу-щих весьма широка - от ученых мужей до конферансье развлекательных программ. Сначала гуру должен определить свою стезю, и лишь потом - если повезет - на нее свернет и биржа.

Желающим узнать о скандальных историях со многими гуру советую почитать книгу Виль-яма Галлакера (William Gallacher) "Победитель получает все" (Winner Takes All) и книгу Брюса Бабкока (Brucc Babcock) "Руководство Доу Джонса по системам биржевой игры" (The Dow Jones Guide to Trading Systems). В этом разделе своей книги я хотел бы просто проанализировать явле-ние "гуру".

Оплачивая услуги гуру, люди рассчитывают, что затраты окупятся сторицей. Но надеяться на это - все равно, что попробовать обыграть уличного шулера с его тремя картами. Выставлен-ные на кон - т.е. выложенные на перевернутый ящик - доллары не принесут выигрыша. На эту приманку клюют лишь простаки да любители легкой наживы.

К гуру обращаются те, кому нужен сильный вожак. Они ищут в нем всеведущего и по-отечески заботливого покровителя. Как выразился один мой приятель, "они бродят с концом пу-повины в руках, присматривая новую розетку для этой вилки". Что ж, были бы у этих неприкаянных деньги, а уж опекун найдется.

Гуру никогда не переведутся, ибо их требует публика. Всякий же разумный биржевик, дол-жен понимать, что, в конечном счете, никакой гуру его не обогатит. Добиться победы он может лишь собственными усилиями.

7. САМОРАЗРУШИТЕЛЬНОСТЬ

Биржевая игра - игра весьма жесткая. Тот, кто хочет в ней преуспеть, должен очень серьезно продумывать вес свои ходы. Играть бездумно или из подспудных психологических побуждений - роскошь недопустимая.

Азартные игры

Азартные игры - это игры, где ставка делается на удачу или собственный талант. Они имеются во всех культурах, и большинство людей изредка да азартничают.

Зигмунд Фрейд (Sigmund Freud) считал, что азартные игры притягательны почти для всех, ибо заменяют собой онанизм. Ритмичные, волнующие движения рук, непреодолимый позыв, не-однократный зарок бросить, упоительная радость и чувство вины роднят азартные игры и она-низм.

Выдающийся калифорнийский психоаналитик доктор Ральф Гринсон (Ralph Greenson) выде-лил три типа азартных игроков: любитель, играющий ради развлечения и готовый бросить игру, если та наскучила; профессионал, избравший игру средством к существованию; невротик, не способный совладать с одолевающим его бессознательным влечением к игре.

Игрок-невротик хочет попытать счастья. Победив, он чувствует себя сильным. Он блаженствует, словно младенец, сосущий материнскую грудь. Но удел игрока-невротика - проигрыш, т.к. вместо того чтобы настроиться на марафонскую борьбу, он пытается погрузиться в былое бла-женство.

"Наркомания без наркотика" - так окрестила азартную игру доктор Шила Блюм (Sheila Blume), сотрудница нью-йоркской клиники "Саут Оукс", руководитель программы для лечения людей, пристрастившихся к азартным играм. Большинство азартных игроков - мужчины. Проигравшие обычно стараются скрыть свое поражение и делают вид, что победили: всех их мучает неуверенность в себе.

Совершая операции с акциями, фьючерсами или опционами (options), азартный игрок получает удовольствие, но внешне его занятие выглядит солиднее, чем, например, игра на тотализаторе. Игрой на финансовой бирже можно похвастаться в обществе; к тому же она занимательнее игры в числа с букмекером.

Азартные игроки ликуют, если игра складывается в их пользу, и чуть не плачут, проигрывая. Иное дело - преуспевающие профессионалы: настраиваясь на длительную борьбу, они в ходе игры не впадают ни в уныние, ни в эйфорию.

Брокеры прекрасно понимают, что многие их клиенты - азартные игроки. И они стараются не иметь дел с женами этих биржевиков, даже если нужно подтвердить приказ о сделке. В азарт впадают не только любители - немало охваченных им и среди профессионалов. В книге "Бирже-вики" (The Traders) Сонни Клайнфилд (Sonny Kleinfield) описывает "профессиональное заболевание" служащих финансовых бирж - это спортивные пари.

Главный признак азартного игрока - непреодолимое желание делать ставки. Если вы видите, что спекулируете непомерно много, а результаты неважные, сделайте перерыв в игре на месяц. За это время вы сможете взглянуть на свои действия по-другому. Если же вы не в силах оторваться от игры на целый месяц - значит, пора заглянуть в местное отделение Общества анонимных азартных игроков (Gamblers Anonymous) или прибегнуть к правилам Общества анонимных алкоголиков (Alcoholics Anonymous), о которых будет рассказано далее в книге.

Самовредительство

Проработав много лет врачом-психиатром, я убедился, что большинство жизненных неудач связано с самовредительством. Люди терпят крах в профессиональных, личных или служебных делах не по глупости или неведению, а из-за бессознательного стремления потерпеть этот крах.

Один мой приятель - очень способный человек - всю жизнь перечеркивал собственные достижения. В молодости он был преуспевающим торговым агентом промышленной фирмы, но его уволили. Тогда он стал брокером и дослужился до поста вице-президента этой конторы, но попал под суд. Затем он обрел славу биржевика, но лишился и ее, расхлебывая ранее заваренную кашу. Во всех своих бедах он винил завистливых начальников, злобных инспекторов и жену - нерадивую помощницу.

В конце концов он скатился на дно пропасти. Он остался без работы и без денег. Одолжив котировочный терминал у другого биржевика-погорельца, он собрал деньги с нескольких чело-век, наслышанных о его былых биржевых успехах. Будучи игроком умелым, он стал получать прибыль. Молва о его группе росла, а вместе с ней - и число его вкладчиков. Дела его пошли в гору. И тогда он отправился в Азию читать лекции, ведя в ходе турне биржевую походную игру. Он позволил себе отклониться от маршрута в страну, славящуюся проститутками, оставив непо-мерно крупную открытую позицию без защитной приостановки* (protective stop). Когда он вернулся из борделя в цивилизованный мир, капитал его группы был уничтожен крупной переменой на бирже. Вы думаете, мой приятель задумался над случившимся и попытался изменить свой подход? Отнюдь. Он обвинил во всем своего брокера!

Искать причину неудач в самом себе - неприятное дело. В своих неурядицах биржевики обычно винят других, невезение - словом, кого угодно и что угодно.

Однажды ко мне на консультацию пришел один известный биржевик. Его капитал пропадал из-за взлета американского доллара, в то время как он продолжал играть на понижение. Этот че-ловек вырос в противоборстве со злобным, спесивым отцом. Он утвердился в биржевых кругах, делая крупные ставки на развороты установившихся тенденций. Этот биржевик продолжал на-ращивать свою короткую позицию** (short position), потому что не хотел признавать, что биржа - а она олицетворяла для него отца - сильнее и могущественнее его.

Я привел лишь два из множества примеров, показывающих, как реализуется стремление навредить себе. Это происходит, когда взрослые люди начинают вести себя как малые дети: их эмоции заглушают рассудок. Они упорствуют в самопораженческом рецидиве, хотя его можно предупредить: ведь неудача - недуг излечимый.

Сложившиеся в детстве психологические установки могут помешать успеху в биржевом деле. Нужно найти свою слабинку и избавиться от нее. Полезно вести биржевой дневник - записывайте в него, почему вы открыли и закрыли каждую из сделок. Выискивайте повторяющиеся ситуации - модели ваших успехов и неудач.

Игра на уничтожение

Во всех профессиональных и деловых кругах для вхожих в них имеются ремни безопасности: это начальство, коллеги и клиентура. Они остановят человека, если его действия наносят ущерб окружающим или ему самому. В биржевой игре подобных ремней нет, зато есть масса возможностей навредить себе, и этим она рискованнее большинства прочих занятий.

Взаимодействуя в повседневной жизни, люди идут на уступки, дабы уберечься от последствий своих и чужих оплошностей. Двигаясь в потоке машин, вы ведете свою осторожно, чтобы не врезаться; то же делают и остальные водители. Если прямо перед вами распахнется дверца припаркованной машины, вы постараетесь увернуться. А если на автостраде наперерез вам вылетит мотоцикл, вы, хоть и чертыхнувшись, притормозите. Вы избегаете столкновений, потому что они дорого обойдутся обеим сторонам.

Законы обычной человеческой взаимопомощи на бирже не действуют. Там каждый биржевик старается сбить остальных. А те - его. На биржевой автостраде - сплошь покореженные машины. Опаснее биржевой игры разве что война.

Покупать по максимальному курсу дня - все равно, что распахнуть дверцу своей машины в потоке транспорта. Как только приказ о купле достигнет биржи, спекулянты-продавцы ринутся к вам со всех сторон - оторвать дверцу вместе с рукой. Ваше поражение желанно для них потому, что ваши деньги перекочуют к ним.

Как уберечься от самовредительства

Одни, прожив жизнь, делают в шестьдесят те же ошибки, что и в двадцать. Другие достигают успехов в одной области, а разыгрывают свои душевные драмы в какой-нибудь иной. И лишь единицы действительно искореняют свои проблемы.

Прежде всего нужно осознать свою наклонность к самовредительству. Надо быть в ответе за все последствия своего поведения, в том числе и неудачи, а не жаловаться на невезение и обвинять других. Заведите дневник вашей биржевой игры с обоснованиями причин открытия и закрытия сделок. Особенно следите за ситуациями, где ваша тактика повторяется. Не внимающие урокам прошлого обречены повторить его.

Психологические ремни безопасности для биржевика - как связка для альпиниста. Очень ценны, по моим наблюдениям, и принципы Общества анонимных алкоголиков, о чем будет рассказано далее в этой главе. Строгие правила контроля над капиталом - это ваш игровой ремень безопасности. 

Далее. Часть 3

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Август 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Архив записей

Полезные ссылки